Мировое достижение Львова в изобретательстве: Керосиновая лампа

Однажды осенним вечером 1853 года в начале улицы Коперника, которая тогда еще называлась Широкой, под аптеку, которая тогда называлась «Под золотой звездой», подъехал конный экипаж из Борислава. Бориславский винокур, еврей Авраам Шрайнер, привез для владельца аптеки, венгра Петера Миколяша, несколько бочек. Но в них было не вино, а обычная нефть. Шрайнер, в доверительной беседе с венгром, убедил его совместно профинансировать очень выгодное, по его мнению, дело - получения из нефти водки.
Владелец аптеки пригласил к разговору своих фармацевтов: чеха Яна Зега и сына львовских армян Игнация Лукасевича. Перегонкой нефти они занимались уже давно, изготавливая из нее разнообразные мази и лекарства. Когда они услышали из уст своего хозяина нелепую идею об изготовлении из нефти водки, это был для них настоящий шок. Но воля хозяина - закон, и оба вскоре приступили к работе.
Однако фармацевты получили интересный продукт, который горел ровным ярким пламенем, не коптил и не имел неприятного запаха. Львовяне впервые в мире изобрели топливо, и даже сейчас, в начале двадцать первого века, его использует треть населения земного шара. Это был керосин!
К этому времени все попытки изобрести нечто похожее терпели неудачу: выходили только взрывоопасные, копотные продукты, которые не пользовались спросом. Львовяне очень осторожно обходили фонари, которые освещали улицы, опасаясь быть обрызганными копотным маслом, капля которого попросту уничтожала одежду.
Изобретатели Зег и Лукасевич решили, независимо от своего хозяина, открыть собственное дело, заказав у львовского жестянщика металлическую фитильную лампу, горючим для которой стал первый в мире керосин. Изделие каждый вечер выставляли в витрине аптеки. Однако львовяне оказались безразличны к изобретению, и заказов на лампу не было.
Однако мир признал изобретение. 27 мая 1853 года Ян Зег получил диплом, выданный венским патентным бюро. В нем открытие квалифицировалось как способ очистки нефти для использования в освещении и отоплении. Годом позже на Всемирной выставке в Мюнхене Зегу вручили грамоту за совершенное очищение нефти. В деле массового спроса на лампу изобретателям неожиданно помогли врачи. Однажды в городской больнице хирурги попытались провести срочную операцию при свете керосиновой лампы. Так было доказано, что новый светильник не только безопасен, но и гигиеничен. Этот случай во Львове дал толчок резкому росту спроса на керосин. Природный газ, который в то время тоже был достаточно распространен, не мог составить львовскому изобретению конкуренции из-за своей высокой цены. Таким образом, керосиновая лампа стала народным товаром.
После этого судьба львовских изобретателей сложилась по-разному. Менее ловкий Зег ограничился тем, что открыл на улице Краковской небольшую лабораторию и магазин, где продавать керосин для освещения и бензин для чистки одежды от пятен. Продавцами были жена Зега и ее младшая сестра. Однако именно здесь и произошло трагическое событие.
Зимой 1858 года в магазин привезли бочки с керосином, одна из которых была повреждена. Из нее перед дверью вылилось немного жидкости. Прохожий парень бросил зажженную спичку. Вспыхнуло пламя, которое мгновенно перекинулось на лавку Зега. Несчастный случай привел к тому, что в огне погибли обе сестры и еще две женщины, которые как раз покупали керосин.
Ян Зег был талантливым изобретателем, но не имел хватки бизнесмена. Он так и не сумел воспользоваться материальными плодами своего изобретения и после этой трагедии и других жизненных проблем вернулся к профессии фармацевта.
Лукасевичу удалось поставить дело на более солидную основу. Он организовал общество для разработки нефтяных месторождений. Но начинать бизнес в Бориславе или Дрогобыче оказалось невыгодным, и Лукасевич построил нефтеперерабатывающий завод в Польше возле Кросно. Поэтому именно в Польше он известен как изобретатель керосина и керосиновой лампы.
Интересная судьба и у Авраама Шрайнера, еврейского предпринимателя, который привез бочки с нефтью в аптеку на улице Коперника. Понимая, что его дело переработки нефти на водку прогорело, он сразу после изобретения Зега и Лукасевича, схватив с собой образец керосиновой лампы, помчался в Вену, чтобы продать ее дельцу Дитмару. Тот, придав изделию привлекательный вид, начал продавать лампу на рынках Европы. Магазин Дитмара был также и во Львове на теперешней  площади А. Мицкевича. Деятельность Дитмара привела к тому, что приоритет львовян в изобретении керосина и керосиновой лампы был быстро забыт.

Лемко И. Легенды старого Львова . - М.: "Априори " , 2008 . - 176 с .